Агафья Лыкова

https://ujopaducivys.gq/map.php Agafia Lykova {simplecaddy code=1}

Агафью Карповну Лыкову в нынешнем её общественном положении родило известное всему миру старообрядчество. Его ещё называют древнеславянским православием. Но насколько это правильно, знают только руководители староверов, они управляют догматами Веры. Значит они формируют понятия этих догм у мирян. Старообрядчество по своему духовному наполнению стоит рядом с отвергнутым когда-то на Руси ведизмом. А это исконная
вера всех, кто жил на территории Европы и Руси. Вот почему в рядах православия этого чина не только русские, но и украинцы, белорусы, мордвины, чуваши, татары и так далее.
Когда нам представляют, что борьба старообрядцев с «никоновской ересью» есть ни что иное как мелочное трактование тех или иных догматов церкви, это от лукавого. Старообряд-
чество сохранило целые грозди древних славянских традиций. За них люди и боролись. Что касается догматов, то за прошедшие века действительно многие тонкости окончательно стёрлись. К тому же Русская православная церковь в 1971 году приняла специальное постановление, в котором все никоновские дикости отменены, якобы их не было. Но Никона церковь не прокляла, а надо было бы.
А тогда, во времена Никона и довольно опасного для страны царя Алексея Михайловича, посуществу на Руси шла непримиримая гражданская война. Руководители страны боролись со своим народом. Потери были громадные: сотни тысяч старообрядцев сожжены на кострах, убиты,замучены или сгноены на каторгах. Костры, на которых Никон жёг людей, горели по всей стране. В пепел превращали в первую очередь, самых лучших, самых грамотных людей, которые хорошо понимали, что стоит на самом деле за изменениями догматов, видели, какую грязь выльет «никоновская ересь» на духовность и совесть Руси.
Среди убиенных был и истовый защитник Веры, мужественный и несгибаемый человек, протопоп Аввакум. Аввакум — это родник, который веками, поит и поит нас благодатью божественности, нравственности, мужества и ответственности человека за Отечество и свой народ.
Старообрядчество и в таком человеконенавистническом кипении всё-таки выжило. Хотя и с трудом. По некоторым подсчётам, Алексей Михайлович и Никон уничтожили до 45 процентов населения. Это действительно была война верхов против своего народа. Старообрядцы прятались по лесам и горам, в степях, бежали за границу. В одной из таких семей, скрывавшейся в саянской тайге, и родилась ныне известная всем Агафья Лыкова. Не надо ду-
мать, что староверы уходили в тайгу, только за тем, чтобы сберечь свои жизни. Эти утверждения выдуманы врагами Отечества. Они прежде всего искали свободу вероисповедания, возможность сохранить обряды и обычаи. Староверы сохраняли, и умножали свои силы для будущих битв за
нравственность Руси, за её дух. А жизни свои они отдавали, но от Веры не отрекались никогда. Агафья Карповна и её братья воспитывались так, что Христос был для них главной путеводной звездой. Ему молились, его поминали при любом начале: Господи, благослови. Но родители также привили своим детям любовь к труду, гордость за свой образ жизни и уважение к нему. Умение отстоять себя и в молитве, и в жизни. Всё это покоилось на незыблемом фундаменте высочайшей нравственности и искренней совести.
Сегодня из всей семьи Лыковых в живых осталась одна Агафья Карповна. По приблизительным подсчётам ей шестьдесят восемь лет. Она по-прежнему бодра, активна, также, или даже больше, привержена своей Вере. Говорят, что она недавно приняла монашеский постриг и стала инокиней. Но место жительства не сменила, так и молится на Еринате. Её обитель находится на высоте почти тысячи метров над уровнем моря, у довольно крутого холма. Кругом труднопроходимая тайга. Но Агафье Карповне это место кажется самым светлым и уютным уголком в мире. Здесь всё создано её руками: вскопан огород, построены два дома, стайки для кур и коз. На этом же склоне она косит сено, ломает ветки ивы для коз. Выращивает и мочит в Еринате коноплю, чтобы обеспечить себя мешками, мягкими рогожкам и так далее. Домотканую одежду она теперь уже не носит, но раньше Лыковы одевались за счёт волокон конопли
и крапивы.
Мы встречались с Агафьей Карповной всякий раз как друзья и единомышленники. В беседах с ней важно было как можно ближе подойти к сути смысла её жизни. Не скрою, я задавал ей эти вопросы. Она только улыбалась и отвечала: «Моя жизнь отдана Богу, я спасаюсь тут, на Еринате».
Это мифическое «спасение» трудно понимаемое для современного человека. Даже в наше время сплошного атеизма о нём знали больше, чем сейчас.
Если главное в Вере — молитва, которая позволяет общаться с Богом, тогда дух наш, совесть и нравственность порождены ею? Следует вывод: чем больше ты отдаёшься молитве, тем чище и светлее сам. Вот почему святые старцы в монастырях большую часть дня и ночи — в молитве. Поесть вовремя они могут забыть, помолиться — никогда. Но на свете много честных, прекрасных, искренних людей, совсем не верующих в Бога. Они не истязают своё тело постом и веригами, но пишут прекрасные книги, изобретают машины или просто работают у станка. В поступках и деяниях они ничуть не темнее святых старцев, они также могут отдать нуждающемуся последнюю рубашку или кусок хлеба. Просто эти люди хоть и думают о смерти, но никогда не планируют после смерти попасть в рай. Они вообще считают, что мы живём как живём, и никакого рая после смерти нет. Его нужно создавать на земле. Выходит, всю жизнь Агафья Карповна терзала своё тело и молилась долгими часами утром и вечером, только для того, чтобы попасть в рай? Но рай каждый из нас понимает по-своему. Для простого ума это место, где можно веками, тысячелетиями даже, блаженствовать. Но блаженствовать можно и на земле, тому есть тысячи примеров. Возьмите Абрамовича, Чубайса, Потанина, братьев Черных, арабских принцев, потомственных банкиров и прочих и прочих. Разве они теперь не в раю? Разве не выполняется их малейшее желание? Нужно, им тут же принесут самую дорогую рыбу или самое лучшее мясо. Нужно — им каждую ночь будут приводить самых красивых девушек.
Но светлее ли от этого их скопидомского рая на земле стали их души? Сомнительно, зная, что люди миллионами в год умирают от голода, абрамовичи не пожертвуют на их спасение и копейки. Они усиленно строят себе яхты. Зная, что их кормилица Русь в нищете, они, опять же, помогают
кому угодно, но только не Руси. Зато тратят немалые деньги, чтобы споить россиян окончательно и сразу же, обесчеловечить нас наркотиками.
Как я понял из общения с отшельницей, для Агафьи Карповны рай — это место, где она будет общаться с единомышленниками, молиться за тех, кто родится после неё и будет жить на земле. Молиться, чтобы Бог дал людям лучшую жизнь. По её убеждениям небеса всегда рядом с землей и её душа фактически никогда не покинет землю. Она хочет и потом, после смерти, думать о людях, заботиться о них. Сегодня для Агафьи Лыковой её уголок на Еринате — самое святое место. Здесь ей удобней всего говорить в молитвах с Богом. Для нас Еринат тоже святое место. Это чувствуешь сразу, как только сойдёшь с вертолёта. Место и намолено, и согрето молитвами отшельницы. Здесь дух получает силу и благословление неба. Всё это пришло на Еринат с молитвами Агафьи Карповны. С её духовным подвигом одиночной жизни. Сегодня её усадьба — национальное достояние, духовное богатство России.
Задача всех нас сберечь этот уголок. Самое идеальное в ближайшей перспективе — построить здесь монастырь. Не уголок заповедника «Хакасский», который хитрые люди почему-то сделали тут в одночасье. Если вы добираетесь на лодке к Агафье Карповне по реке Абакан, то примерно в тридцати пяти километрах от усадьбы Лыковых перед вами вдруг встает доска с надписью: проход и проезд запрещён, пребывание на территории запрещено!
Вот так директор заповедника и его заместитель по безопасности своим невежественным указом дорогу к Богу закрыли. Почему? Мы же ходим по другим запо-
ведникам, и ничего не случается. Но кто-то хитрый знает, что поездки людей к Агафье Карповне — это укрепление духа нации, а там, где есть дух, пьянка и наркотики не поселятся. Вот нас и не пускают к благодати. Мы многим в мире нужны слабыми, пропитыми, бездумными. Агафья Карповна призывает думать, она против тех, кто делает нас подобными скотине, выходит лучше никого к ней не пускать. Вот и сделали обитель Агафьи Карповны заповедником. Отгородили её от мира. Что касается обживания святого места, вряд ли тут что-то по силам самим старообрядцам. Они финансово беспомощны. Значит, это должны сделать те, кто думает о будущем Отечества. Жить здесь можно, я в этом убеждался не раз. Тайга богата лекарственными травами, самыми целебными водными источниками, дичью, рыбой. Земля родит прекрасно. И огород можно вести, и небольшие пашни распахать. А поставите теплицу, и с огурцами будете, и с помидорами, и с перцами. Само отшельничество Агафьи Карповны — это приобретение ею особой небесной благодати. Она много молится, размышляет. Философия её веры как ничья другая богата логикой, сравнительными примерами и поучениями. Её духовность бесценна. Она должна остаться с Россией на века. Поможем сегодня оставить это бесценное достояние себе и будущему обществу, значит, обретём божественную крепость. Укрепимся сами, и с нами будет теплее жить миллионам. Вот почему сохранить наследие Агафьи Карповны, умножить его — дело святое, ответственное, государственное, божье.